Заграница манит и отталкивает

Фото: gazeta-vibor.com

Перефразируя известное выражение, — человек ищет, где больше платят. Работа за границей стала обыденным событием для множества людей по всему миру. Не обошло рекрутство стороной и граждан нашей страны. И вот едут из России люди за границу, потому что, как правило, неквалифицированный труд там оплачивается лучше. Что находят вдали от дома российские граждане? Удаётся ли им заработать? Это одна сторона медали. Едут ведь работать и к нам из стран ближнего зарубежья. Оправдываются ли их надежды здесь, на нашей стороне?

 

НА ЗЕМЛЕ ОБЕТОВАННОЙ

Опыт работы за границей до поездки в Израиль у Василия был. Более десяти лет назад, когда он ещё холостяковал, он отправился на заработки в Южную Корею. Рассказывает, что сразу приглянулся своему будущему работодателю – физически сильный, такие здесь нужны. Чуть позже Василий понял, что если ты ещё по-норвежски вынослив, по-японски дисциплинирован и  по-немецки аккуратен, то работодатель может тебя «купить» на долгий срок, тем самым застраховав от простоев в работе.

Трудился Василий без выходных 10 дней на поле, собирал арбузы. Сейчас уже подробности не помнит, рассказывает, что платили хорошо. После фермер взял его к себе ухаживать за скотом. Две недели трудился он без выходных, а потом решил оторваться в ночном клубе, заработок позволял. Вспоминает, что в нечастые дни отдыха ни в чём себе не отказывал. Так как у него ни перед кем не было никаких обязательств, после окончания срока пребывания в Корее он остался там нелегалом. Говорит, что доводилось ему прятаться он инспекции.

После первого, достаточно успешного, опыта работы Василий ездил в Корею трижды в течение трёх лет. Говорит, что «подсел» там на нормальные заработки. По профессии он водитель,  в Приморье, по его словам,  заработать и трети тех денег, которые платили в Стране утренней свежести, ему не удавалось.

Но всё-таки в один из приездов в родной город он женился, пришлось остепениться и …менять, менять, менять работы по разным причинам. В одном месте были постоянные задержки зарплаты,  в другом – обещали одно, на деле выходило другое,  в третьем – не сошлись характерами с начальством.

Три года назад старый знакомый уговорил его отправиться на заработки в Израиль. Агентство во Владивостоке обещало рай для трудяг на Земле обетованной. Правда, перелёт туда оплачивал ищущий работу. Зато обратно авиабилет предоставляла компания, она же сулила проживание в комнате для двух человек и даже выбор рабочего места по своему вкусу. В аэропорту гастарбайтеров из России должен был встречать куратор.

Встречей в аэропорту исполнение «обещалок» фирмы и закончилось. Группу алчных до работы мужчин, среди которых были русские, украинцы, белорусы, молдаване и другие представители наций, заселили в непритязательные конурки по 10-15 человек. Работу всем пришлось искать самостоятельно, а обратный билет домой так и вовсе оказался мифом. Василий со своим другом через несколько дней устроились на стройку, работали много и тяжело. Платили, в общем-то, неплохо, но не все и не всегда. Мужчина быстро понял, что надо собирать деньги на обратный путь, который оказался более дорогим, чем путь сюда. Одним словом, те полгода на Земле обетованной были для него далеко не сахар. Об одном Василий вспоминает с теплотой – жили они все дружно, и хохлы, и русские, и молдаване, разных возрастов, характеров и воспитания, не было у них и тени негатива по отношению друг к другу, чем могли друг другу помогали.

Большущих денег Василий в Израиле не заработал, но и в накладе не остался. Когда вернулся на родину, твёрдо решил: туда он точно больше не поедет. Ну, разве что в Корею, на месяц-другой? Если жена отпустит.

 

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Круг моих знакомых, искавших «финансовое счастье» за рубежом, оказался достаточно широк. Работали они там начиная с 90-х и до сих пор, и чаще всего местом работы являются ближайшие к нашему краю страны Азиатско-Тихоокеанского региона: Корея, Китай, Япония. Опыт у каждого получился свой, но ведь и люди они разные.

Владимир М. (52 года):

— В Японию собирался давно, так как изучаю язык этой страны, являюсь радиолюбителем и не первый год заочно знаком с такими же японскими радиолюбителями. Мы постоянно общались в установленные сеансы связи, и у нас нашлось немало общих интересов. Они меня уже давно звали в гости, но ехать просто туристом желания особого не было, так как это требует немалых финансовых затрат. Мне нашли там временную работу, и в прошлом году я туда отправился. Прожил в Японии два месяца, работал переводчиком в небольшой фирме, которая поставляет б/у авто и запчасти на наш российский рынок. Переводил техническую документацию, общался как переводчик с нашими российскими клиентами. Днем работал, вечером, как правило, приглашался в гости. В Японии, по-моему, чуть ли не каждый мужчина является радиолюбителем. Они мне по выходным устраивали и путешествия по стране, ведь транспортных проблем там вообще нет. Можно ли сказать, что я именно работал за рубежом? Наверное, да, ведь еженедельно мне выдавали зарплату не за красивые глаза, и из офиса уходить приходилось иногда ближе к полуночи. Просто мне, наверное, было легче, чем просто трудовым мигрантам в любой стране. Меня приглашали конкретные люди, они подобрали мне работу, и я знал язык страны. Никаких проблем нет, когда понимаешь, чем занят.

Ильяс Ш. (56 лет):

— Мой опыт работы в Корее нельзя назвать удачным, хотя и выезжали мы туда целой бригадой строителей, по конкретному вызову, и нам было подготовлено специальное общежитие рядом с конкретной стройкой. Как бы банально это не прозвучало, но меня подвела корейская кухня, вернее я сам себя подвел. Нас предупреждали, что если у кого-то есть проблемы со здоровьем, то питаться надо самостоятельно, а не в рабочей столовой. В общем, через две недели мой организм дал необратимую реакцию, может, на острые салаты, может, на постоянный суп из ракушек. Точно не скажу. Пролежал три  дня в бредовом состоянии на кровати в общежитии, и так как легче мне не становилось, то быстро отвезли в аэропорт, усадили на первый же рейс во Владивосток и отправили на родину. Платить за лечение в южнокорейских клиниках никто не собирался. Это понятно, ведь стоимость лечения могла в разы быть больше того, что я мог там заработать.

Павел М. (28 лет):

— На работу в Корею мы отправились самостоятельно. Не буду рассказывать, как это делается. Работу предложили сразу, но мы не сразу оценили это «предложение». В общем, стоите вы в положении буквы «Г» в резиновых сапогах на большом залитом водой поле и дергаете из земли созревшую лобу. Выдергиваете вы ее безостановочно и бросаете в едущий рядом трактор с тележкой. Любой распрямившийся силуэт вызывает окрики и раздражение бригадира и обещание уволить за лень. Перерыв в час на пять минут, обед – полчаса. И так 12 часов в день с одним выходным. Через две недели мы с этой работы просто сбежали, благо расчет еженедельный. Устроились работать на почту, там перегружали посылки. Работа тоже не из легких, но все-таки не в резиновых сапогах под солнцем в безбрежном поле без права разогнуться. Питались исключительно «дошираком», булочками и концентрированным молоком. Покупать привычную еду в магазинах просто дорого. Знакомые нам ребята из такой же «мини-бригады» на выходные постоянно ездили в Сеул и там отдыхали в разных кафе. Через два месяца, когда мы встретились в аэропорту на одном рейсе перед отлетом домой, то выяснилось, что все заработанные деньги они в этих кафе и оставили. Заработать в Корее можно, если у тебя есть здоровье, выдержка заниматься постоянным физическим трудом и не вести там разгульный образ жизни.

Никита П. (30 лет):

— После школы родители отправили меня учиться в Китай, в университет города Янцзы. Чуть позже выяснилось, что учимся мы как бы не специальности, а языку, и у нас на руках через три года будет справка о том, что мы теперь имеем право учиться здесь и дальше, но уже конкретной профессии. Так обучение и растянулось на 7 лет. Через такой срок было нелогично сразу возвращаться домой, и задержался я в Китае еще на три года. Хорошо зная язык, работу там найти всегда можно, тем более что у приморцев в Китае много интересов. Занимался много чем: сопровождал небольшие русские делегации  в деловых поездках по разным провинциям, закупал партиями и по частным заявкам товар в магазинах и на фабриках и таким образом объездил весь Китай.  Вся проблема состоит в том, подходит тебе или нет ритм жизни в этой стране, менталитет населения (а он в разных провинциях разный) и прочие маленькие и большие особенности Китая. И хоть проблем лично у меня там не было, но решил, что это все-таки не мое, чтобы решиться и остаться в Китае навсегда. Другое дело, что, прожив там десять лет и посмотрев на постоянно растущий уровень жизни, на стройки, новые технологии на производствах и в быту, сравнив это с тем, что увидел дома, предложил родителям переехать из Приморья в западный регион России. То есть, поближе к цивилизации.

БИЛЕТ В ОДИН КОНЕЦ

Они с приятелем прилетели домой ночью. Уже утром Юра, не откладывая дело в долгий ящик, обратился по телефону к адвокату Марине за консультацией: «У меня есть договор с артёмовской фирмой, которая отправляла меня на работу в Южную Корею. Но обманули. Хочу вернуть деньги, которые я им заплатил».

Они договорились о встрече. Первым делом Марина изучила договор. Оказалось, что это был договор на оказание информационно-консультативных услуг. То есть, всё законно. Есть законодательство, которое регламентирует деятельность этой фирмы, она абсолютно легитимна, оказывает консультационные услуги, берёт за это деньги. Организация действует два года, и негативных отзывов на её деятельность не наблюдалось.

Фирма даёт объявление о том, что требуются сотрудники для работы в Корее. Обещали даже конкретную сумму заработка – 5400 рублей в день. Юрий пришёл в контору и сказал, что желает уехать на заработки. На второй день его пригласили подписать договор. Особо его не вычитывая, Юрий документы подписал, простодушно полагая, что это договор на работу. При этом он понимал, что не имеет трудовой визы, едет в качестве туриста, и должен вернуться через три месяца. Но когда мелкие нарушения останавливали, если есть цель? За счёт соискателя контора приобрела ему авиабилет до Инчхона за 10800 рублей и взяла за свои услуги 8 тысяч. Через несколько дней Юрий имел на руках билет в один конец и контакты «работодателя». 

По факту дали номер телефона некой Натальи, сказали, что она его там ждёт и встретит в аэропорту Инчхона. Там же, в конторе, он познакомился с Владимиром, который, как оказалось, на таких же условиях полетел с ним одним рейсом. Сотрудница конторы порекомендовала им взять с собой деньги на первое время, максимум 5000 рублей.

По прилёту парни набрали номер Натальи, но в ответ услышали: «Вы извините, но мне о вас никто не сообщал. Я встречаю тех людей, о ком имею определённую информацию. Обычно мне присылают фото соискателя и фото документов, и только после этого я решаю, буду я искать для  этих людей работу или нет».

Дальше аэропорта Инчхон потенциальных работяг не пропустили. Прямо на стойке миграционной службы под белы рученьки увели в скрытое от посторонних глаз подвальное помещение. По правилам, чтобы получить пропуск в страну в качестве туриста, на руках должен быть туристический маршрут и сто долларов на сутки в кармане. Ребята летели якобы на шесть дней, поэтому должны были располагать суммой, как минимум, в 500 долларов.

Аэропорт предоставил им переводчика. Тот объяснил, что парням повезло, у них есть хоть какие-то деньги, и они могут купить обратный билет. Однако денег у Юрия не хватало, а у Владимира их и вовсе не было. Переводчик посодействовал, связались с родственниками, и те переслали деньги на дорогу.

С юридической точки зрения к конторе не придерешься. Соискателей проконсультировали, а то, что они поняли, будто могут беспрепятственно проехать в Корею, — их проблемы. 

Я под видом «соискательницы» пришла  в названную организацию. Узнав мой возраст, сотрудники фирмы сказали, что на полях или на заводе мне будет очень тяжело работать, и порекомендовали поехать в сентябре на два месяца на сбор яблок. Мол, будет уже не так жарко, и я вполне справлюсь с работой, если, конечно, до этого не просидела 20 лет на стуле в офисе. Но, в общем, предупредили, что тяжеловато будет в любом случае. Сказали, что надо подписать договор с компанией. Я спросила, будет ли это договор на трудоустройство? Ответили — нет. Это будет договор на консультационные услуги, оформление документов и приобретение билета. Не стали скрывать, что «поеду» в Корею в качестве «туриста» и никакой трудовой визы у меня не будет. Посоветовали взять с собой 100-150 долларов на первое время. Пообещали дать контакты встречающего агента, с которым я смогу связаться еще здесь, дома, и обговорить детали сопровождения. Зарплату «пообещали» в размере 50-60 долларов в день. В общем-то, ничего подозрительного. Если человек заранее знает, что едет нелегально и никакого письменного трудового договора у него не будет, надо делать вывод: рисковать или не рисковать. Ведь 100-процентной гарантии в том, что вас встретят и обеспечат работой, — нет. Устная договорённость – это всегда риск. В любом случае, при таком раскладе надо собрать всю возможную информацию среди тех, кто уже имеет опыт подобных поездок. «Сарафанное» радио вам в помощь. И, конечно, надо иметь в кармане достаточную сумму денег для того, чтобы в случае негативной ситуации вы смогли купить обратный билет и благополучно вернуться домой. И обязательно следует изучить законы чужой страны, чтобы не оказаться совершенно беспомощным при возможных затруднениях. Короче говоря, какие бы консультационные услуги вам не оказали, всегда надо предусмотреть негативный исход поездки и возможные варианты развития событий. Никто не позаботится о вас лучше, чем вы сами…

 

ПУТЕШЕСТВИЕ В ПОИСКАХ ЗАРАБОТКА

Анвар родом из пригорода Ферганы. Ему 27 лет. В Артёме работает три года. До этого были стройки в Москве и Новосибирске. Второй сезон работает вместе с отцом, которому 53 года, и с племянником. Таких работников в нашем городе большое количество, и для местных жителей все они — узбеки.

Это часть правды. Узбекистан многонационален, как и многие государства бывшего СССР. На артёмовских стройках, складах, за рулём автобусов, такси и грузовиков работает много мужчин из этой страны. Среди них могут быть узбеки, киргизы, таджики.

Приезжают они, как правило, с родственниками и друзьями, на которых можно положиться. Едут на свой страх и риск, так как их здесь никто не ждёт, и выживают они как могут. Не ради любви к путешествиям они преодолевают тысячи километров поездом или самолётом от Ташкента до Владивостока, снимают жильё и ищут работу. Их руками в Артёме и Приморье построены сотни зданий, уложено тысячи квадратных метров брусчатки, асфальта и кровли.

— В Фергане работы много, — рассказывает Анвар, — специалисты неплохо зарабатывают, но всем хорошей работы не хватает. Кто по семейным обстоятельствам не может уехать, трудится на родине, где придётся. Некоторые, чтобы далеко не ездить, отправляются на заработки в Казахстан. Мой знакомый сейчас работает в Японии. Знаю, что наши ребята ездят на заработки в Южную Корею. В тёплое время года наша улица пустеет – большинство парней и мужчин разъезжаются по России. Хозяйства остаются на женщинах, стариках и детях.

У Анвара только школьное образование. Чтобы учиться дальше, нужны деньги, и не каждый в состоянии своё обучение оплатить. Много дверей открывает служба в армии. Но переизбыток молодых людей превышает необходимость численного комплектования Вооружённых сил Узбекистана.

— После армии проще поступить в институт или найти хорошую работу, — говорит Анвар, — потому парни и стремятся отслужить Родине. У кого есть возможность, чтобы попасть в армию, платят деньги, в пределах тысячи долларов. У моей семьи такой возможности нет.

Семьи в Узбекистане традиционно большие. Детей с детства приучают к труду, старшие дети заботятся о младших, все вместе помогают родителям. Их главным подспорьем является собственный огород, сад и домашний скот.

Анвар хорошо говорит по-русски, так как обучался в школе с его углублённым изучением. Его отец, Абдулла, вообще окончил советскую школу и отслужил два года в Подмосковье в строительных войсках. Владение языком – большой плюс для работы: легче договориться и понять, что необходимо заказчику.

За время работы в России Анвар овладел специальностями отделочника, плотника, сварщика, может построить коттедж или поставить забор.

— Чем больше работ я смогу выполнять, — говорит он, — тем больше возможности найти работу и заработать деньги. Для этого я и приезжаю сюда, чтобы до ноября отправить домой как можно больше денег, и чтобы хватило на жизнь самому и на обратный билет, хотя бы на поезд.

  Эти парни работают без выходных, не пьют алкоголь, питаются скромно. Две бригады, а это шесть человек, за двенадцать тысяч рублей в месяц снимают малосемейку с удобствами. Требует немалых средств регистрация и патент на работу в России. Большинство иностранных работников узаконивают своё нахождение здесь, так как в противном случае депортация лишает их права на въезд в Россию на несколько лет. Но с работой не всё так просто. Строится стали меньше, большая конкуренция между своими земляками, с корейскими и китайскими строителями.

— Первый год я с земляками работал в Москве, — рассказывает Анвар. — Там иностранных рабочих больше всего. Работы тоже было много. Сначала мы ничего не знали, как вести себя, как договариваться с хозяином. Нам рассказывали, что иногда за работу не платили, посредники из наших земляков могли сказать, что хозяин заплатил меньше или вообще «кинул». С нами этого не случалось, но работать там мне не понравилось. Очень строгое отношение к иностранцам со стороны полиции, и люди жадные. Потом мы стали ездить в Новосибирск поездом из Ташкента. Недорого и быстро. Там люди оказались проще, но климат там холодный и строительный сезон короче. После один знакомый предложил нам ехать в Артём.

На родине у Анвара остались мать, жена и сын. Все они живут в доме отца. Так сложилось, что он единственный сын у родителей и до конца их дней они будут жить вместе. В больших семьях уклад особенный, сформированный веками. Подросшие дочери после замужества уходят в дом мужа. Старшие сыновья должны построить себе дома, чтобы отдельно жить своей семьёй. Младшему сыну остаётся дом родителей, за которыми он должен ухаживать. Так и строят братья на заработанные в России деньги друг другу дома. Анвар ремонтирует и расширяет дом своего отца, планирует завести ещё двоих детей.

— Я понимаю, что не буду до старости работать в России, — говорит Анвар, — могут измениться законы у вас или у нас. Въезд могут запретить, сделать дорогим нахождение в России. Да и надоест мотаться туда-сюда. Хочу открыть у себя автомастерскую. Оборудование я постепенно подкупаю, в машинах разбираюсь. Да и здоровье от такой жизни с каждым годом будет хуже.

О здоровье разговор был отдельный. За счёт него они могут зарабатывать. Случись какая травма или болезнь, остаётся надеяться только на себя. Городские врачи в помощи не отказывают, но болезнь — это простой в работе и потеря денег.

— Некоторые из земляков не выдерживают приморского климата, — говорит Анвар, — у нас лето суше. А здесь от сырости ноги начинают гнить или прыщ огромный вскочит в любом месте. Да и на работе всякое случается. Не дай бог сломать руку или ногу. И такое бывает. Работать приходится в любую погоду. Иногда простужаюсь или поясницу продует. Все привозят из дома свои лекарства и лечатся, как умеют.

Я увидел их случайно, проезжая по частному сектору. На открытой площадке они ставили опалубку для фундамента дома. Солнце палило нещадно. Вагончика или навеса, дающих прохладу, не было. На обед были три «доширка», буханка белого хлеба и чай.

— Вечером приедем домой, сварим шурпу, — сказал Анвар, — хозяин дал аванс.

Он и его бригада фотографироваться отказались, так как афиширование им ни к чему. Их цель одна – работать и зарабатывать, несмотря ни на что. Дома ждут семьи, которые верят и надеются только на них.

— Сейчас разлуку нам переносить легче, чем раньше, — сказал Анвар, — помогает сотовая связь. По «ватсап» часто общаемся. Поддержка очень важна со стороны семьи и земляков, работающих здесь. Земляки иногда помогают с работой, могут дать совет, как решить юридический вопрос или разногласия с заказчиком. Местные в большинстве хорошие, честные и понимающие люди. Особенно старики. Хотя есть такие, кто моложе, считают, что со мной можно вести себя высокомерно.

В конце разговора Анвар пригласил меня на плов.

— Каждые выходные готовим, — сказал он, — казан, приправы и масло всегда есть. Остальное купим. Каждый день бы ели, да денег и времени готовить нет. Хочешь, шурпу сделаем. Приезжай сюда в субботу.

  Я отказался. Этим работягам калорийная еда нужнее. Мы попрощались, и я уехал. Жизнь продолжается, хотя порой не так, как эти люди её себе представляли.

 

Материал подготовили Лариса БАХТИНА, Дмитрий ПОДОЛЬСКИЙ, Валентина СЕРЕБРЯКОВА, Андрей КИШ.

 
По теме
 
Первый раз в первый класс - Уссурийская газета Коммунар До конца августа еще две недели, однако грядущий учебный год уже добавил хлопот родителям школьников.
19.08.2018
 
 
 
You are viewing the image with filename 1.jpg - Уссурийская газета Коммунар «Несмотря на погодные условия, хлеборобы колхоза «Коммунар» вырастили хороший урожай ранних зерновых, - писала в августе 1985 года газета «Коммунар».
19.08.2018
 
уыцкенр - Deita.Ru Источник изображения: DEITA.RU Как получить заветный президентский грант, рассказали представителям некоммерческих организаций Приморского края на практическом семинаре, который провели московские специалисты,
19.08.2018
 
На прогулочной зоне у Морвокзала появятся треугольные домики | Фото: скриншот с презентации - КП Владивосток Накануне на градсовете представили масштабную концепцию, объединяющую площадь с морским вокзалом Александр ВАСИЛЬЕВ Торговый центр и парковку на тысячу машин под центральной площадью Владивостока раскритиковали на гра
18.08.2018
На минувшей неделе вспоминали трагические события десятилетней давности, произошедшие в Южной Осетии.
17.08.2018 Уссурийская газета Коммунар
Корреспондент "КП" побывала на кладбище, где похоронили мужчину Василиса НИКОЛАЕВА Кладбище «Вешки» Мытищинского района находится в нескольких километрах от МКАД по Осташковскому шоссе в элитном коттеджного поселке.
17.08.2018 КП Владивосток
Градсовет во Владивостоке (14).jpg - Администрация г.Владивостока Об этом глава Владивостока Виталий Веркеенко заявил на градостроительном совете при администрации города, состоявшемся накануне, 17 августа .
18.08.2018 Администрация г.Владивостока
Писатель, создавший альтернативную русскую историю, скончался в возрасте 66 лет Евгения КОРОБКОВА В возрасте 66 лет умер от рака писатель Владимир Шаров, наш российский Умберто Эко, создавший свою гигантскую русскую историю.
18.08.2018 КП Владивосток
Сегодня в Артемовском историко-краеведческом музее торжественно открывается первая персональная выставка работ из дерева «Мастер волшебной древесины» Сергея Холомейдика.
17.08.2018 Газета Выбор
andreewlucky - КП Владивосток Окончательно прояснилась "темная" история с кадрами, на которых якобы запечатлен игрок сборной России и одна из звезд ЧМ-2018 [видео] Евгений НЕСЫН @evgeniy_nesin На второй день после того,
18.08.2018 КП Владивосток
футбол - Deita.Ru В субботу, 18 августа, футбольный клуб «Луч» принял на домашнем поле клуб «Краснодар-2», об этом DEITA.RU сообщили в администрации Приморского края.
18.08.2018 Deita.Ru
На стадионе «Городской» прошел масштабный спортивный праздник, посвященный Дню физкультурника.
18.08.2018 Уссурийская газета Коммунар
Все фото (8) День физкультурника – праздник молодости, силы, здоровья и красоты, подлинный смотр наших достижений в развитии физической культуры и спорта.
17.08.2018 Прогресс Приморья
В администрации округа прошло торжественное мероприятие, посвященное Дню физкультурника.
17.08.2018 Газета Выбор
«Несмотря на погодные условия, хлеборобы колхоза «Коммунар» вырастили хороший урожай ранних зерновых, - писала в августе 1985 года газета «Коммунар».
19.08.2018 Уссурийская газета Коммунар
До конца августа еще две недели, однако грядущий учебный год уже добавил хлопот родителям школьников.
19.08.2018 Уссурийская газета Коммунар
Журналисты «КП» Дмитрий Стешин, Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов отправились на резиновой лодке по Волге и уже добрались до городков Балаково и Вольск [фото] Владимир ВОРСОБИН Дмитрий СТЕШИН Виктор ГУСЕЙНОВ См.
18.08.2018 КП Владивосток
Вольфганг Мейлингер и Карин Кнайсль. Фото: REUTERS - КП Владивосток Президент России стал главным гостем на бракосочетании австрийского министра Дмитрий СМИРНОВ @dimsmirnov175 Сложно сказать, что чувствовали Дональд Трамп, Тереза Мэй и Ангела Меркель, глядя,
19.08.2018 КП Владивосток
В Приморье масштабный пожар уничтожил здание бывшего магазина В поселке Смоляниново произошел пожар в здании, где ранее располагался продуктовый магазин, общая площадь возгорания составила 150 квадратных метров,
18.08.2018 Ussurbator.Ru